Бюро технических переводов TRAN24.RU

Бюро переводов tran24.ru. Перевод на английский, перевод на русский

  
Тел. +7-900-651-35-55     Эл. почта:

ГлавнаяПортфолио → А. Азимов. Выжившие на Весте

  © Перевод А. Гончарова

   Выжившие на Весте

   — Послушай, хватит бродить туда-сюда, — проворчал Уоррен Мур. Сам он сидел на диване. — Подумай лучше, как нам повезло, воздух-то совсем не выходит.

   Марк Брэндон метался по каюте и скрипел зубами.

   — Мне очень приятно, что тебя это радует, — злобно прошипел он. — Конечно, вы тут не знаете, что воздуха нам хватит на три дня.

   Он было остановился, но потом заметался снова.

   Мур зевнул и потянулся. Затем принял еще более удобную позу и ответил:

   — Будешь так дергаться, воздух закончится быстрее. Бери пример с Майка. Видишь, он уже смирился.

   «Майком» был Майкл Ши, теперь уже бывший член команды «Серебряной королевы». Его приземистое тело покоилось на единственном стуле, который имелся в каюте, а ноги возлежали на единственном столе. Он поднял голову, услышав свое имя, рот искривился в ехидной усмешке.

   — Вам бы следовало знать, что такие вещи иногда случаются, — произнес он. — Дробление астероидов вообще опасный бизнес, а уж нам точно следовало обойти эту зону. Это заняло бы дополнительное время, но такая траектория — единственно безопасная. А капитан захотел уложиться в график и попер напрямик. — Майка передернуло. — И вот мы здесь.

   — Обойти зону? — спросил Брэндон.

   — О, я понял, что сказал дружище Майк, мы должны были обогнуть пояс астероидов, пройдя вне плоскости эклиптики, — отозвался Мур. — Ведь именно так, Майк, не?

   Майк выдержал паузу и как-то неуверенно ответил:

   — Да, я думаю, что именно так.

   Мур вежливо улыбнулся и продолжил:

   — Ну, я не обвиню капитана Крейна. Защитный экран отключился, видимо, минут за пять до того, как чертов камень долбанул в нас. Это не ошибка капитана, хотя, конечно, нам лучше было бы держаться подальше от этого места и не полагаться на экран.

   Он задумчиво покачал головой.

   — «Серебряную королеву» просто разнесло на куски. А нам жутко повезло, что этот отсек остался целым, да еще воздух не выходит.

   — Это прикольное определение везения, — хмыкнул Брэндон. — Впрочем, ты всегда так рассуждал. От космического лайнера осталась едва ли не десятая часть, это всего лишь три каюты, воздуха осталось на три дня и никаких шансов, чтобы выжить после этого срока, а ты с каким-то адским ехидством треплешься о везении.

   — По сравнению с другими, кто погиб сразу же, когда астероид напоролся на нас, нам повезло, — невозмутимо ответил Мур.

   — А! Ты так считаешь?! Ну, так не забудь, что мгновенная смерть не так уж плоха по сравнению с тем, что нам предстоит. Удушье — это, знаешь ли, крайне мерзкий способ умереть.

   — Мы сможем найти выход. — Мур сделал неопределенный жест рукой. — Я надеюсь.

   — Да ты подумай о фактах!!! —Лицо Брэндона исказилось, а голос задрожал. — Нам конец! Не ясно? Всё!

   Майк с сомнением поглядел на говоривших, а затем кашлянул, чтобы привлечь внимание.

   — Вот что, друзья, — начал он, — раз уж мы в такой ситуации, нет смысл прятать это. — Он вытащил из кармана маленькую бутылочку, наполненную зеленоватой жидкостью. «Джабра экстра». Как вам? Я не настолько жмот, чтобы не поделиться с вами, но только по-честному.

   Брэндон, казалось, позабыл о всех проблемах.

   — Марсианская джабра? — ахнул он. — Да что же ты раньше молчал?

   Он протянул руку, но другая твердая рука легла на его запястье. Брэндон поднял голову и встретил спокойный взгляд голубых глаз Уоррена Мура.

   — Не будьте идиотами, — сказал Мур, — Этого не хватит, чтобы нажираться три дня. Чего вы добьетесь? Пьяные слезы, а потом смерть на трезвую голову? Давайте оставим это на последние шесть часов, когда станет душно и почти нечем дышать, а потом прикончим эту бутылку, чтобы забыться в самом конце.

   Брэндон неохотно убрал руку.

   — Черт побери, Уоррен, у тебя сердце, наверное, типа кусок льда. Ты еще делаешь расчеты в такое время. — Он кивнул Майку, и бутылка вернулась в карман.

   Брэндон подошел к иллюминатору и принялся смотреть сквозь стекло.

   Мур приблизился к нему и осторожно обнял за плечи. Все-таки, Брэндон был самым молодым из них.

   — Что ты так нервничаешь, парень? — мягко спросил он. — Ты не выдержишь. Назавтра сойдешь с ума, если будешь продолжать в том же духе.

   Брэндон не ответил. Он с горечью смотрел на громадный диск планетоида, который заполнил почти весь иллюминатор, поэтому Мур продолжил:

   — Что толку смотреть на Весту, это нам не поможет.

   Сзади раздался шум. Майк Ши тоже подошел к иллюминатору.

   — Мы бы спаслись, окажись там, на Весте, — сказал он, — Там есть люди. Как далеко до нее?

   — Не более трехсот-четырехсот миль, судя по размеру, — ответил Мур. — Вы должны помнить, Веста — двести миль в диаметре.

   — Триста миль до спасения… — пробормотал Брэндон, — а ведь мог быть и миллион. Если бы только наш вонючий катафалк смог как-то сойти с орбиты. А ведь ему нужен маленький толчок, чтобы начать падать. И мы бы даже не разбились, потому что у этой планетки не хватит силы тяжести, чтобы расплющить булочку с кремом.

   — Но этой силы тяжести хватает, чтобы удерживать нас на орбите, — парировал Мур. — Нас, должно быть, притянуло, пока мы лежали без сознания после взрыва. Жаль, что не подтащило ближе, тогда мы точно приземлились бы.

   — Забавное место, Веста, — произнес Майк Ши. — Я был там два или три раза. Похоже на помойку! Всё покрыто чем-то вроде снега. Я забыл, как они это называют.

   — Замороженный углекислый газ? — предположил Мур. — Да, сухой лед. И еще просто куски углерода. Говорят, из-за этого Веста так блестит.

   — Ну да, это обеспечивает высокое альбедо.

   Майк поднял глаза на Мура и посторонился, чтобы тот смог пройти. Затем сказал:

   — Кроме снега ничего не видно, но, если присмотреться, вон там есть серое пятно. Я думаю, это купол Беннетта. Это их обсерватория. А купол Кэлорна в стороне.

   — Это топливная станция, — ответил Мур. — Куполов много, только я не вижу их.

   Майк помолчал, размышляя, а затем обратился к Муру:

   — Слушай, я вот что думаю. Разве они не начнут искать нас, как только услышат о катастрофе? Мы ведь близко, нас могут найти?

   Мур покачал головой.

   — Нет, Майк, они не станут искать нас. О катастрофе узнают, когда «Серебряная королева» не придет по расписанию. Когда мы напоролись на астероид, то даже SOS не успели послать. — Мур вздохнул. — И они не найдут нас около Весты. Мы настолько маленькие, что даже на таком расстоянии нас не разглядеть, если не знаешь точно, куда смотреть и что искать.

   — Хм... — Майк наморщил лоб, размышляя. — Ну, тогда мы должны добраться до Весты, за три дня.

   — В этом-то всё и дело, Майк. Если бы мы знали, как. Верно?

   — Да прекратите вы оба нести эту чушь!!! — взорвался Брэндон. — Хватит болтать, бога ради, сделайте хоть что-нибудь!

   Мур пожал плечами, и, не ответив, возвратился к дивану. Он сидел в расслабленной позе, и можно было подумать, что он отдыхает, если бы складка между бровей не выдавала работу мысли.

   Да, дело было дрянь. Он прокручивал в голове ситуацию и так, и сяк, наверное, уже в двадцатый раз.

   После того как астероид врезался в них, разнеся космический лайнер на куски, Мур сразу же потерял сознание. Он не знал, как долго был в отключке, его часы сломались, а других не было. Когда он пришел в себя, то рядом оказался Марк Брэндон, что неудивительно, поскольку они занимали одну каюту, и Майк Ши, член команды, то есть все, кто выжил при взрыве «Серебряной королевы». Обломок лайнера попал на орбиту Весты. Пока они жили даже в комфорте. У них была еда, которой должно хватить на неделю. Под полом работал гравитатор, у них была нормальная сила тяжести, и, судя по всему, этот аппарат будет работать и после того, как у них закончится воздух. Система освещения пострадала, но все-таки, работала тоже.

   Не было сомнений, в чем проблема. Воздух на три дня! Да, еще проблема обогрева. Это не радует. Но даже их обломку потребуется много времени, чтобы остыть за счет излучения тепла в космос. А вакуум — хороший теплоизолятор. Намного хуже было то, что в их распоряжении не было даже самого примитивного и слабого двигателя. Мур вздохнул. Одно исправное сопло, включенное на несколько секунд, спасло бы их, направив прямехонько к Весте.

   Складка между бровями стала глубже. Что же им делать? В их распоряжении был один скафандр, один лучевой пистолет и один детонатор. Всё это они нашли, обыскав доступное пространство. Прямо скажем, удручающе скудный набор.

   Мур передернул плечами, встал и потянулся за стаканом воды. Глотал воду механически, все еще в раздумьях, как вдруг одна идея завладела его умом. Он не отрываясь смотрел на пустой стакан в руке.

   — Эй, Майк, — начал он, — а почему работает водопровод? Странно, что я раньше не подумал об этом.

   Глаза Майка открылись, в них блеснули смешинки.

   — О, босс, так вы ничего не знаете?

   — Чего я не знаю? — набычился Мур.

   — Нам достался весь запас воды. — Майк показал рукой на стену. Но, увидев, что Мур не понимает, объяснил: — Вон там главный бак, вся вода для космического корабля, и она никуда не делась.

   — Ты хочешь сказать, что за этой стенкой резервуар, полный воды?

   Майк энергично кивнул.

   — Да! Эдакий кубический бак, каждая сторона сто футов. Он полон на три четверти.

   Брови Мура поползли вверх.

   — Семьсот пятьдесят тысяч кубических футов воды! Подожди. А почему она не вытекла через оборванные трубы?

   — Этот резервуар имеет только один трубопровод, который проходит по коридору недалеко от нашей каюты. Я как раз ремонтировал его, когда астероид врезался в нас, поэтому вентиль остался закрытым. После того как я очнулся, я открыл трубу, ведущую к нашему крану, так что вода может идти только сюда.

   — Елки-палки.

   Мур почувствовал, что какая-то не оформившаяся мысль ползет, как мурашки, по его телу — от головы вниз. Идея родилась в подсознании и не хотела выходить наружу. Но он знал наверняка — она плавает там в глубине, надо только подцепить ее аккуратно, как пугливую рыбу, и вытащить на свет.

   В это время Брэндон, молча слушавший Майка Ши, издал короткий, саркастический смешок.

   — Фортуна решила позабавиться? — изрек он. — Поместила нас так, чтобы мы видели безопасное место, но не могли туда попасть.

   А затем добавил:

   — Она дала нам еды на неделю, воздуха на три дня и воды на год. Воды на год, вы слышите меня? Воды хватит, чтобы пить и полоскать горло, мыться и принимать ванны — и делать всё, что мы еще хотим. Черт бы побрал эту воду!

   — Ты не переживай, а бери пример с Майка, — примирительно сказал Мур.

   И видя, что его слова не возымели действия, продолжил:

   — Давайте, считать, что мы — спутник Весты. У нас есть свои периоды обращения по орбите и вращения вокруг оси. У нас есть экватор и ось от полюса до полюса. Наш «северный полюс» расположен где-нибудь ближе к верхней части иллюминатора, через который видно Весту, а «южный полюс» — на противоположной от Весты стороне, где-нибудь у бака с водой. А поскольку мы спутник, у нас есть атмосфера, и теперь, как видите, еще и океан.

   Муру понравилась эта идея, и он продолжил:

   — И серьезно, мы не нуждаемся ни в чем. В течение этих трех дней у нас будет атмосфера, мы можем съесть двойную порцию за обедом и вдоволь напиться воды. Черт, у нас столько воды, чтобы хоть выбрасывай!

   Идея, до этого плавающая в зачаточном состоянии, оформилась внезапно и четко. Небрежный жест, которым Мур сопровождал последнее замечание, так и остался стоп-кадром. Его рот непроизвольно закрылся, голова резко дернулась.

   Но Брэндон, погруженный в свои невеселые мысли, не заметил странных действий Мура.

   — Ну так закончи аналогию со спутником, — хмыкнул он. — Или ты, как профессиональный оптимист, игнорируешь все неприятные факты? На твоем месте я сказал бы так. Он продолжил голосом Мура:

   — Спутник, в настоящее время пригодный для жизни и населенный, через три дня потеряет атмосферу, и, как ожидается, станет мертвым миром.

   Мур не ответил.

   — Что ты молчишь? Это же прикольно, разве нет? В чем дело?!

   Последняя фраза относилась к Муру, который резко поднялся и, постучав себя по лбу, застыл изваянием, вглядываясь куда-то прищуренными глазами. Брэндон и Майк Ши смотрели на него в безмолвном удивлении.

   Мур истерически рассмеялся:

   — Да! Я понял! Почему я не подумал об этом раньше?!

   Его восклицания перешли в неразборчивое бормотание.

   Майк вынул бутылку джабры и многозначительно взглянул на Мура, но Мур только махнул рукой. Внезапно кулак Брэндона обрушился на лицо Мура. Не ожидавший такого удара в челюсть, Мур брякнулся на пол.

   Мур застонал и потер подбородок. С возмущением спросил:

   — Ты что, спятил?

   — Только попробуй встать, и получишь снова! — заорал Брэндон. — Я не могу больше выдерживать это! Мне надоели твои проповеди и дурацкий оптимизм! Ты окончательно спятил!!!

   — Спятил? Нет! Только голова кругом, — ответил Мур. — Послушайте, ради бога. Я думаю, что знаю решение.

   Брендон злобно впился в него взглядом.

   — Ты хочешь обнадежить нас дурацким планом, а потом окажется, что всё это бред. Мне это не надо, слышишь! И я знаю, что делать с избытком воды — утопить тебя в ней и сэкономить немного воздуха!

   Лицо Мура исказилось.

   — Послушай, Марк, я тебя с собой не зову. Оставайся и делай, что хочешь. Я справлюсь один. Если ты так уверен, что умрешь, то почему не прекратишь свои муки? У нас есть лучевой пистолет и детонатор. И то, и другое сгодится. Выбери и убей себя. Ши и я не будем тебе мешать.

   Губа Брэндона вздернулась, но вдруг он как-то обмяк.

   — Ладно, Уоррен, я с вами. Сам не понимаю, что на меня нашло. Просто хреново себя чувствую.

   — Все в порядке, парень. — Муру и впрямь было жаль его. — Успокойся. Я понимаю, что ты чувствуешь. Мы сами такие. Но только не сдавайся, а то сойдешь с ума. Лучше поспи сейчас, а я что-нибудь придумаю. Утро вечера мудренее.

   Брэндон, прижимая руку к пылающему лбу, сделал несколько неуверенных шагов к дивану и упал на него. Тихие рыдания сотрясали его тело, а Мур и Ши растерянно стояли рядом.

   Наконец Мур подтолкнул Майка.

   — Пошли, — шепнул он, — пора за работу. Что у нас есть? Шлюз номер пять в конце коридора? — Ши кивнул, а Мур продолжил: — Там точно нет утечки воздуха?

   — Видимо, да, — сказал Ши после некоторого размышления. — Внутренняя дверь, конечно, в порядке, но я ничего не знаю о внешней. Кто знает, может она как решето. Ты знаешь, когда я проверял переборку на утечки, я побоялся открывать внутреннюю дверь, потому что, если там что-то неисправно…

   Его жест был очень выразителен.

   — Тогда надо прямо сейчас выяснить, что с внешней дверью. Я должен выбраться наружу, и нам придется рискнуть. Где скафандр?

   Он вытащил их единственный скафандр из шкафа, взвалил на плечо и вышел в коридор. Он прошел мимо закрытых дверей, за которыми когда-то были каюты пассажиров, а теперь оставались только дыры и вакуум космоса. В конце коридора находилась плотно закрытая дверь Шлюза 5.

   Мур остановился и оценивающе посмотрел на нее.

   — Вроде неплохо, — сказал он, — но черт его знает, что там снаружи. Господи, я так надеюсь, что там всё нормально. — Он нахмурился. — Конечно, мы можем использовать весь коридор в качестве шлюза, используя дверь в нашу каюту как внутреннюю, а эту как внешнюю, но тогда мы потеряем половину воздуха. Так не годится.

   Он повернулся к Ши.

   — Ну так. Индикатор показывает, что шлюз в последний раз использовался для входа, поэтому в нем должен оставаться воздух. Открой дверь на чуть-чуть, и если зашипит, сразу закрывай.

   — Управление здесь, — ответил Ши и сдвинул рычаг на одно деление.

   Механизм сильно пострадал во время катастрофы, поэтому работал с неприятным скрипом, но главное, что действовал. Слева от замка появилась тонкая черная полоска, а дверь потихоньку сдвигалась на шарнирах.

   Не было никакого шипения! Растерянность на лице Мура сразу исчезла. Он вытащил из кармана маленький листок бумаги и поднес его к просвету, разжав пальцы. Если воздух выходил, листок должно было прижать давлением, а он просто упал.

   Майк Ши послюнявил палец и прижал к просвету.

   — Слава богу, — он тяжело вздохнул, — никаких утечек.

   — Отлично, — сказал Мур. — Теперь откроем пошире. Ну, давай.

   Ши передвинул рычаг на другое деление, и дверь приоткрылась. Утечки не было. Очень осторожно Ши сдвигал рычаг от деления к делению, дверь скрипела и открывалась. Двое, стоящие у двери, старались не дышать, чтобы услышать хоть какой-нибудь шум воздуха, тем более, что внешняя дверь могла быть повреждена, а значит, могла открыться в любой момент. Но она держалась! Мур просто ликовал, а тем временем упаковывался в скафандр.

   — Пока дела наши идут неплохо, — заявил он. — Майк, ты садись прямо здесь и жди меня. Я не знаю, сколько там пробуду, но я вернусь. Где лучевой пистолет? Ты взял его?

   Ши протянул ему пистолет и спросил:

   — Что ты собираешься делать? Мне просто любопытно.

   Мур как раз собирался закрыть шлем. Он поглядел на Ши.

   — Ты помнишь, я сказал, что у нас столько воды, что можно выбросить? Ну, я обдумал эту идею. Я хочу выбросить воду.

   Он закрыл шлем, не обращая внимание на то, что Майк Ши так ничего и не понял.

   С бешено колотящимся сердцем Мур ждал в шлюзе, пока откроется внешняя дверь. Его план был чрезвычайно простым, вот только нелегко его выполнить.

   Шестеренки скрипели, стопоры пощелкивали. С шумом вышел наружу воздух. Дверь приоткрылась на несколько дюймов и замерла. Сердце Мура екнуло, когда он подумал, что дверь не откроется вообще, но, после нескольких толчков и неприятных звуков, дверь распахнулась окончательно, освобождая путь.

   Он нажал кнопку магнитного фиксатора и осторожно перемесился наружу — в пустоту. Двигаться было неудобно, и все же он выбрался на обшивку лайнера. Он никогда не выходил в открытый космос, и страх почти завладел им, ему казалось, что он висит на огромной высоте, хотя откуда здесь высота. На какой-то момент он потерял способность делать что-либо — из-за головокружения.

   Он закрыл глаза и минут пять висел неподвижно, у гладкой поверхности, которая была когда-то бортом «Серебряной королевы». Магнитный фиксатор не давал ему улететь, и, когда он снова открыл глаза, то почувствовал, что былая уверенность, так помогавшая ему там, в коридоре, в какой-то мере возвратилась, и это уже было кое-что.

   Он осмотрелся. Впервые после катастрофы он видел звезды вместо диска Весты, который заслонял их иллюминатор. Он нетерпеливо поискал среди звезд небольшое сине-белое пятнышко — Землю.

   Раньше он находил забавным, что Земля всегда оставалась первым объектом, который хотели увидеть космические путешественники, когда предоставлялась такая возможность (о, романтика!), но теперь он так не думал. Однако его поиск не увенчался успехом. С этого места Землю не увидеть. Она, а также Солнце, сейчас должны находится по другую сторону Весты.

   Но было на что посмотреть. Слева блестел Юпитер, как небольшой шарик, легко различимый невооруженным глазом. Мур даже разглядел два его спутника. Сатурн тоже был виден, но как яркая звезда, как Венера при наблюдении с Земли.

   Мур подумал, что если здесь пояс астероидов, то они-то как раз и должны быть заметны, но пространство вокруг оставалось удивительно пустым. Как только он об этом подумал, где-то вдалеке стремительно пролетел какой-то объект, но Мур не стал бы утверждать, что ему не показалось.

   И, конечно, была Веста. Она висела прямо под ним, как исполинский воздушный шар, закрывающий четверть неба. Она казалась такой надежной, снежно-белой, и Мура при взгляде на нее охватила тоска. Хороший толчок с противоположной стороны, подумал он, и их обломок начнет дрейфовать к Весте. Они могли бы приземлиться без всяких проблем и получить помощь от тех, кто там внизу. Но если подумать, велика вероятность, что они только перешли бы на другую орбиту вокруг Весты.

   Нет, всё должно получиться.

   Он поймал себя на мысли, что секунды уходят безвозвратно. Он осмотрел борт их обломка, ища резервуар для воды, но все, что смог разглядеть — переплетение искореженных переборок, какие-то зазубрины и полуотвалившиеся куски. Он начал сомневаться в успехе.

   Видимо, всё, что можно сделать — добраться до их освещенного иллюминатора и двигаться к резервуару оттуда.

   Он принялся осторожно передвигаться вдоль борта. В пяти ярдах от двери борт перестал быть гладким. Там была зияющая впадина, и Мур понял, что это остатки каюты, которая располагалась когда-то в дальнем конце коридора. Мура начало знобить. Вот сейчас он может встретиться с раздувшимся трупом в одной из таких впадин. Он познакомился с большинством пассажиров, а многих и так знал достаточно хорошо. Но он преодолел этот страх и заставил себя продолжить движение к цели, какой бы сомнительной она ни казалась.

   И тут он столкнулся с первой настоящей трудностью. Каюта во многих местах была отделана цветным металлом, и магнитные фиксаторы не держали. Мур вспомнил об этом только, когда внезапно заскользил по наклонной поверхности, его фиксатор оказался бесполезным. Мур судорожно ухватился за ближайший выступ. Потом медленно подтянулся к обшивке и только после этого задышал свободнее.

   Он задержался ненадолго, чтобы окончательно успокоиться. Теоретически он ничего не весил, даже с учетом влияния Весты, но их единственный гравитатор под каютой работал. Его сила притяжения была очень неравномерной, и из-за этого Мура могло внезапно отбросить от корабля, именно в тот момент, когда магнитный фиксатор не будет держать. И что будет дальше?

   Да, всё будет потрудней, чем он думал.

   Он медленно двинулся вперед ползком, проверяя каждое место, за которое можно уцепиться фиксатором. Иногда ему приходилось двигаться в обход, чтобы продвинуться на несколько футов, а в других случаях он был вынужден перебираться через маленькие участки из цветного металла. Поле, создаваемое гравитатором, очень мешало, потому что из-за него горизонтальные и вертикальные поверхности переставали быть таковыми, и начинало казаться, что они установлены под какими-то немыслимыми углами.

   Мур тщательно исследовал все объекты, с которыми ему пришлось повстречаться. Но это был бесплодный поиск. Незакрепленные предметы, стулья, столы, вероятно, сразу же улетели после взрыва и теперь плавали где-то на просторах Солнечной системы. Мур, однако, сумел прихватить с собой маленькую подзорную трубу и авторучку. Их он засунул в карман. Они были бесполезны, но придавали хоть какой-то смысл его жуткому путешествию вдоль бортов погибшего корабля.

   Прошло пятнадцать минут, двадцать, полчаса, он медленно продвигался вперед и подумал, что иллюминатор должен быть где-то рядом. Пот залил глаза и превратил волосы в спутанную массу. Мышцы заныли от непривычных усилий. Его ум, издерганный испытанием предыдущего дня, начинал давать сбои.

   Это движение ползком начало казаться вечным, тем, что всегда существовало и будет существовать. Цель, к которой он стремился, представлялась неважной: он только знал, что нужно двигаться вперед. То время, час назад, когда он был с Брэндоном и Ши, казалось ему туманным и далеким прошлым. Он забыл обо всем, что случилось за последние два дня.

   В его сознании оставались только иззубренные края переборок и жизненная необходимость достичь определенного места. Он хватался, напрягался, перетаскивал себя вперед.

   Мур остановился, только когда увидел свет. Если бы не магнитный захват, он бы рухнул без сил. Но свет обнадеживал. Это был иллюминатор: не темный, каких он прошел множество, а светящийся жизнью.

   За иллюминатором был виден Брэндон, он спал, а значит, чувствовал себя лучше, что бы он там ни видел во сне.

   Мур полностью сосредоточился на этом уютном мирке за стеклом. Его тянуло туда, он хотел туда, мыслями он был уже там.

   Его глаза блуждали по знакомой комнате. Бог знает, какие это вызывало ассоциации, но это было хорошо. Это было что-то реальное, почти естественное. Брэндон спал на диване. Его лицо оставалось спокойным, но время от времени появлялась улыбка.

   Мур поднял кулак, чтобы постучать. Он почувствовал острое желание поговорить с кем-нибудь, пусть даже языком жестов. И все же в последний момент остановился. Возможно, это паренек видел во сне дом. Он был молод, чувствителен и страдал больше других. Пусть уж поспит. Будет время разбудить его, если идея окажется осуществимой.

   Мур осмотрел каюту еще раз и определил, где находится переборка, за которой располагался резервуар для воды, а затем попробовал найти это место с внешней стороны. Это оказалось не трудно: задняя стенка резервуара заметно выдавалась наружу. Мур обрадовался, что всё так легко устроилось: возможно, фортуна не так уж безрассудна, как могло показаться вначале.

   Перебраться к резервуару оказалось легко, несмотря на то, что требовалось попасть на другую сторону их обломка. То, что было когда-то коридором, представляло теперь прямую дорожку. Когда «Серебряная королева» была цела, этот коридор был ровным и горизонтальным, но теперь, при воздействии единственного сохранившегося гравитатора, он больше напоминал крутой склон. И все же это облегчило путь. Здесь все было из стального сплава, и Мур без проблем прополз двадцать с лишним футов вверх к водному резервуару.

   Но кризис только начинался. Мур достиг последнего этапа. Он чувствовал, что надо срочно успокоиться, но волнение быстро нарастало. Всё решалось в этот момент: теперь или никогда. Мут подтащил себя к центральной крышке резервуара. Там можно было опереться на маленький выступ, сформированный полом коридора, который когда-то проходил именно здесь. Мур приступил к работе.

   — Плохо, что трубопровод идет не туда, куда нужно, — бормотал он. — Это избавило бы меня от больших проблем, честное слово. А теперь...

   Он вздохнул и согнулся, чтобы ловчее было работать. Настроил лучевой пистолет на максимальную мощность и попытался сфокусировать луч на невидимой точке, на фут выше основания резервуара.

   Через некоторое в время он увидел результат действия луча. Место, куда ударял луч, начало светиться. Пятнышко не больше десятицентовой монетки. Свечение то ослабевало, то разгоралось, потому что Мур не мог держать руку неподвижно. Он и так слишком устал. Он пристроил руку на выступ и дело пошло веселей, пятно заметно прибавило в яркости.

   Пятно медленно изменяло цвет. Сначала оно было темно-красным, затем стало ярко-вишеневым. Тепло, передаваемое металлу, заставляло его светиться самыми разными оттенками красного. Стенка резервуара даже на расстоянии в несколько футов стала неприятно горячей, хоть и не светилась, и Мур счел за благо не касаться ее частями скафандра.

   Мур мысленно сыпал проклятиями, поскольку и выступ, на котором он держался, тоже стал горячим. Казалось, что только проклятия могли успокоить. И поскольку горячая стена начала излучать тепло по всей поверхности, главным объектом его проклятий стали изготовители скафандра. Почему они не создали скафандр, который мог не только отводить тепло, но и не пускать его снаружи?

   Это то, что Брэндон называл «профессиональный оптимизм». Глотая соленый пот, Мур убеждал себя: «Всё могло быть хуже. По крайней мере, два дюйма стены — не так уж и много. А вот если бы этот резервуар прилегал к внешнему корпусу... Гмм! Представьте каково это, проплавить целый фут металла!»

   Мур стиснул зубы и продолжил работу.

   Пятно стало ярче, мерцало теперь оранжево-желтым, Мур знал, что легированная сталь скоро начнет плавиться. Он мог смотреть на пятно только несколько мгновений, оно сильно слепило глаза.

   Мур понимал, что работать надо быстро. Лучевой пистолет мог быть заряжен не полностью, он и так отдавал энергию на максимуме, и долго это продолжаться не могло. А стенка только-только размягчилась. Мур не стал больше ждать и ткнул раструбом пистолета прямо в центр пятна, а потом быстро отдернул руку.

   В мягком металле появилась глубокая ямка, но стенка все еще была цела. Однако Мура это не смутило. Он почти достиг успеха. Если бы между ним и стенкой был воздух, он наверняка услышал бы бульканье и шипение кипящей воды. Давление в баке росло. Сколько времени еще выдержит стенка?

   Всё произошло так быстро, что Мур едва успел понять, что происходит. У основания ямки образовалась крошечная трещина, и через мгновение вода вырвалась наружу. Пятно размягченного металла превратилось в отверстие с рваными краями. Стенка резервуара завибрировала. Облако пара окутало Мура.

   Через туман он видел, что пар почти мгновенно превращается в ледяные капли, стремительно улетающие вдаль.

   Пятнадцать минут Мур напряженно смотрел на истекающий пар.

   Потом он почувствовал давление, отодвигающее его от борта. Дикая радость взыграла в нем, когда он понял, что это — ускорение от движения их обломка. А его движение сдерживала инерция.

   Это означало, что работа закончена — и весьма успешно. Поток воды заменил двигатель космического корабля. Можно было возвращаться.

   Если трудности и опасности на пути к резервуару были большими, то на пути назад они обещали стать чудовищными. Он бесконечно устал, его глаза болели и почти ничего не видели, и вдобавок неудобное поле гравитатора действовало теперь вкупе с силой, толкающей обломок лайнера. Но, каким бы трудным ни казался обратный путь, Мура это не беспокоило. Позже он и не вспоминал о нем.

   Как ему удалось проделать путь назад, он так и не понял. Большую часть времени он плавал в тумане счастья, едва осознавая реальность ситуации. Его разум был наполнен одной мыслью — побыстрее вернуться и принести счастливую весть о спасении.

   Внезапно он понял, что шлюз находится прямо перед ним. Он едва осознал, что это был именно шлюз. Он почти машинально нажал кнопку сигнала. Какой-то инстинкт подсказал ему, что так нужно.

   Его ждал Майк Ши. Опять были скрип и грохот, и внешняя дверь начала открываться, приостановилась в том же самом месте, как прежде, но потом так же открылась до конца. Когда она плотно закрылась позади Мура, открылась внутренняя дверь, и он вывалился прямо на руки Ши.

   Как в бреду он протиснулся по коридору и ввалился в каюту. Его скафандр был сорван, и обжигающая жидкость согрела горло. Мур проглотил ее и сразу почувствовал себя лучше. Ши сунул бутылку джабры в карман.

   Размытые силуэты Брэндона и Ши перед ним, наконец, обрели нормальные очертания. Мур вытер пот с лица дрожащей рукой и продемонстрировал слабую улыбку.

   — Подожди! — воскликнул Брэндон, — ничего не говори. Ты и так едва живой. Отдохни сначала!

   Но Мур покачал головой. Хриплым, резким голосом он рассказал, как мог, о событиях этих двух часов. Рассказ оказался бессвязным, едва понятным, но удивительно впечатляющим. Два слушателя почти не дышали до самого конца.

   — То есть, ты хочешь, сказать, — вдруг начал заикаться Брэндон, — что струя воды толкает нас к Весте, как выхлоп ракеты?

   — Именно так, — прошептал Мур. — Действие и реакция. Пар бьет на противоположной от Весты стороне, значит, толкает нас к Весте.

   Ши приплясывал перед иллюминатором.

   — Он прав, Брэндон, детка моя, как же он прав! Мы уже ясно можем видеть купол Беннетта. Мы приближаемся к нему, это очевидно!

   Мур почувствовал, что силы возвращаются к нему.

   — Мы приближаемся по спирали, потому что сходим с орбиты, сказал он. — Наверное, часов через шесть или пять приземлимся. Воды остается еще много, а давление пара будет расти.

   — Пар при такой низкой температуре в космосе? — удивился Брэндон.

    — Пар при низком давлении в космосе! — поправил его Мур. — Точка кипения воды уменьшается при уменьшении давления. Оно и вправду очень низкое, почти вакуум. Даже лед может испаряться в таких условиях.

   Он улыбнулся.

   — На самом деле, вода замерзает и кипит одновременно. Я видел это.

   Помолчав несколько секунд, он спросил:

   — А как ты, Брэндон? Теперь немного лучше, а?

   Брэндон покраснел, его лицо вытянулось. Он тщетно искал слова. Наконец, тихо сказал:

   — Вы знаете, я, наверное, вел себя как последний придурок и трус. Я думаю, просто не заслуживаю всего этого после того, как переложил бремя спасения на ваши плечи.

   И добавил:

   — Мне было бы легче, если бы ты дал мне сдачи. Это привело бы меня в чувство…

   Он действительно так думал.

   Но Мур лишь шутливо толкнул его в бок.

   — Забудь об этом. Ты никогда не узнаешь, насколько я сам был близок к истерике.

   Он повысил голос, чтобы заглушить новые извинения Брэндона:

   — Эй, Майк, хватит глазеть в иллюминатор, принеси-ка нам бутылочку джабры!

   Майк, словно только этого и ждал, быстро поставил перед ними на стол три пластмассовых колпачка от каких-то приборов, потому что искать рюмки не имело смысла. Наполнил каждый огненным напитком — точно до краев. Он собирался напиться до полусмерти.

   — Господа, — сказал он торжественно, — тост.

   Все трое одновременно подняли «бокалы».

   — Господа, я хочу выпить за годовой запас отличной воды, которого мы только что лишились!

 
 © TRAN24.RU, 2014-2021